Теории символа стр.80

Первое противопоставление — общее место риторической традиции; дальнейшее членение обосновано плохо и объяснено недостаточно. Более всего вызывает недоумение третий класс, о котором Дю Марсэ говорит только то, что в нем «слова сохраняют свое собственное значение» (DT, с. 16), но ведь это характерно для всех фигур — не-тропов. Не лучше обстоит дело и в статье «Фигура», написанной для «Энциклопедии»; вот как описывается в ней этот загадочный класс фигур:

«Четвертая разновидность словесных фигур — это фигуры, которые нельзя отнести к классу тропов; поскольку слова сохраняют в них исходное значение; также нельзя сказать, что это фигуры мысли, поскольку фигуральны в них слова и слоги, а не мысли, то есть они имеют особую структуру, отличающую их от других способов говорения...»(OEuvres, VI, с. 266).

Если дается такое «определение», тогда предпочтительнее более откровенная позиция Кондильяка, который совсем не заботился о классификации и даже о перечислении фигур, не говоря уже о тропах: «Риторы выделили достаточно разновидностей фигур, но, Монсеньор, нет ничего более бесполезного, чем эти фигуры, и я посчитал излишним вдаваться в такие подробности» (АЕ, с. 579).

Бозе выделяет пять классов фигур (в статье «Фигура», ЕМ, II и в «Методической таблице» в конце третьего тома):

Число классов то же, что и у Дю Марсэ; отдельные классы также примерно совпадают («фигуры стиля» соответствуют «фигурам мысли», а «фигуры выражения» обозначают класс, не получивший наименования у Дю Марсэ). К этому следует добавить следующее: 1) Бозе пытается соотнести каждую из этих языковых форм с аффективной или эстетической сферой (в следующем порядке: эвфония, энергия, воображение, гармония, чувство); 2) каждый класс он дробит на подклассы, основываясь на более четко сформулированных принципах; обычно он использует парные понятия, как, например, добавление — сокращение или соединение — разьединение и т. д.

Фонтанье уделяет больше внимания классификациям, чем его предшественники, и постоянно вносит в них небольшие изменения. Своими классификациями он гордится больше всего. Об этом можно судить по следующему, составленному с обманчивой скромностью, заявлению, которое следует за описанием нескольких попыток классификации других авторов:

«Итак, гораздо целесообразнее придерживаться самой простой, естественной, точной, ясной и полной классификации, принятой нами. Разве она не превосходит — ив значительной степени — все иные классификации? И разве своего рода косвенное сравнение, к которому мы только что прибегли, не показывает ее преимуществ?» (FD, с. 459).

Эта расхваливаемая на все лады классификация такова:

Эта схема сложнее предыдущих. В ней присутствуют пять классов Бозе, но тропы делятся на две группы, а фигуры мысли снова отделены от фигур стиля. Кроме того, установлена определенная иерархия, о чем свидетельствуют промежуточные категории: словесные фигуры и фигуры мысли, а также тропы и не-тропы. Наконец, и это главное, Фонтанье первый попытался обосновать свою классификацию и объяснить, почему существует именно столько классов и не больше и каковы взаимосвязи между ними. Однако он недалеко продвинулся на этом пути. Одним из критериев разбиения он выбрал размер соответствующего речевого отрезка; именно этот критерий позволяет противопоставить фигуры значения (слово) фигурам выражения (предложение), фигуры элокуции — фигурам стиля (то же самое) и, наконец, фигуры произнесения — фигурам конструкции. По-видимому, неоднократно используется и другое противопоставление — означающего и означаемого. Фигуры произнесения и конструкции связаны с материальной стороной языка (ср. FD, с. 453); с этой точки зрения они противопоставлены другим фигурам — не-тропам. Это позволяет представить различные классы словесных фигур, не являющихся тропами, в виде следующей логической матрицы:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: