Теории символа стр.77

«Фигуры... ставшие в какой-то мере общеупотребительными и обыкновенными, заслуживают названия фигуры и могут по-прежнему называться так, только если они используются свободно и никоим образом не навязываются языком» (FD, с. 64).

Существование фигуры зависит от наличия или отсутствия прямого выражения. Наиболее явно эта альтернатива выражена у Фонтанье в противопоставлении двух разновидностей тропов — катахрезы и фигуры. Вспомним, что еще у Бозе катахреза отличалась от остальных тропов, представляя собой особый вид использования любого из них. Фонтанье же выделяет иной, дополнительный, аспект тропов — они могут быть фигурой. Суть тропов заключается в изменении смысла, что само по себе не составляет фигуры. Но, кроме того, тропы могут двояко использоваться в речи — чтобы восполнить отсутствие языковых средств (тогда мы имеем дело с катахрезой) или чтобы заменить существующие прямые выражения; только в последнем случае можно говорить о фигуре. Троп — это означающее с двумя означаемыми, одно из них исходное, а другое тропологическое; фигура же предполагает наличие такого означаемого, которое может быть соотнесено с двумя означающими: одно из них собственное, другое — фигуральное. Эти соотношения и комплексную природу тропа-фигуры можно изобразить в виде следующей схемы:

Троп становится фигурой благодаря связи, устанавливаемой между означаемым а и означающим В. Необходимо, чтобы смысл а слова В имел прямое обозначение А и чтобы слово В имело собственный смысл Ь; только в таком случае В становится тропом-фигурой (метафорой, синекдохой и т. д.). Тропы и фигуры являются пересекающимися множествами.

Соотношение между тропами и фигурами можно представить также в виде следующей схемы (на ней изображены не связи между означающим и означаемым, а подразделения внутри классов):

Фонтанье формулирует два рода различий в разных местах своего трактата. Вот что он говорит по поводу подразделения внутри класса тропов:

«Тропы или приобретают фигуральный смысл в пределах одного слова, или лишь расширяют свой смысл. В первом случае это настоящие фигуры... Во втором случае их можно назвать катахрезами...» (FD, с. 77).

Другое подразделение касается фигур — не-тропов и фигур-тропов:

«В словесных фигурах... слова используются или в каком-либо собствен-ном смысле, т. е. в одном из обычных значений, как исходных, так и неисходных, или же используются в переносном смысле, отличном от собственного, то есть в значении, которое придается им лишь в данном случае и заимствуется у других слов» (FD, с. 66).

Из этого отрывка следует, что для Фонтанье фигура-троп существует только в речи, в составе конкретного высказывания (на этом он настаивает и в другом месте: «Фигуральный смысл всегда выступает лишь как заимство ванный и присущ слову только в тех обстоятельствах, которые вынуждают прибегать к заимствованию» (CR, с. 385).

Таким образом, фигура основана на отношении «все или ничего», а не на большей или меньшей частоте употребления, о чем Фонтанье не устает напоминать, анализируя различные примеры:

«Эта синекдоха, лишившись дерзкой оригинальности, которая была ей присуща, пока она сохраняла свою новизну, все же не совсем утеряла характер фигуры, и ее нельзя рассматривать как катахрезу, поскольку обозначаемая ею идея всегда может быть выражена собственным особым знаком, с которым она первоначально была связана» (CR, с. 54).

Правда, в другом месте «Комментария» находим иное толкование фигуры, явно противоположное вышеприведенному:

«Можно доказать на сотнях примеров, как самые оригинальные поначалу фигуры перестают рассматриваться в качестве фигур, когда становятся самыми обычными и общеупотребительными» (с. 5-6).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: