Теории символа стр.65

Возьмем для иллюстрации последнего случая выражение «ваш славный брат».

«Брат, как и всякое другое существительное, выражает нечто существующее или то, что мы рассматриваем как существующее. Напротив, ваш и славный выражают качества, рассматриваемые нашим разумом как существующие не сами по себе, а скорее в составе субъекта, который они модифицируют . Из этих трех идей основной является идея брат, а две другие, существующие только через первую, называются дополнительными; это слово означает, что они присоединяются к основной идее, существуют в ней и модифицируют ее. Поэтому мы говорим, что всякое существительное выражает основную идею соотносительно с модифицирующими его прилагательными и что прилагательные всегда выражают только дополнительные идеи» (Грамматика, I, с. 454).

Дополнительные идеи Кондильяк представляет всего лишь как основу для одной из двух возможных синтаксических связей. Однако если в искусстве мысли главное внимание уделяется «сравнению» субъекта и атрибута, то искусство письма прежде всего учит нюансировать «модификацию». «Все искусство состоит в том, чтобы, с одной стороны, постичь ее [мысль] со всеми ее связями, а с другой — найти в языке выражения, способные развить ее со всеми модификациями. В речи мы не ограничиваемся быстрым переходом от одной основной идеи к другой; напротив, мы более или менее подробно останавливаемся на каждой из них; мы, так сказать, кружим вокруг них, выбирая различные углы зрения, под которыми можно наблюдать их развитие и взаимосвязи. Вот почему мы называем оборотами различные выражения, используемые для передачи идей» (АЕ, с. 552).

Итак, термин оборот (это всего лишь перевод слова троп) становится общим наименованием любых модификаций, любых детализаций основных идей. Поэтому вторая книга трактата «Об искусстве письма» озаглавлена «О различных видах оборотов». Напомнив об оборотах, изучаемых в грамматике («дополнительные мысли, выражаемые прилагательными, наречиями или определительными предложениями», там же). Кондильяк перечисляет другие разновидности «оборотов», такие, как перифразы, сравнения, антитезы, тропы, олицетворения, инверсии... В частности, тропы — это всего лишь обмен местами между основной идеей и одной из (возможных) дополнительных идей, обозначаемых словом. «Слово, переходя из разряда собственных в разряд фигуральных, меняет свое значение: исходная идея становится теперь дополнительной, а новая становится основной» (АЕ, с. 561). В списке Кондильяка рядом с тропами, понимаемыми как косвен ные обозначения, и фигурами (антитеза, инверсия и др.) соседствуют и чисто дискурсивные способы, такие, как сравнение и перифраза или даже прилагательные и наречия; несмотря на то что Кондильяк стремится дать частное определение каждому из этих «оборотов», он не ставит себе целью создание их типологии; в данном случае для него важнее их единство, чем разнообразие. Его концепция дополнительных идей одновременно более широкая и более узкая по сравнению с концепцией Дю Марсэ; она более узкая, поскольку не каждая ассоциация ведет к возникновению дополнительных идей (их нет при «сравнении» элементов, то есть при предицирова-нии одного элемента другому), но в то же время эта концепция более широкая, поскольку Кондильяк явно относит дискурсивные и символические феномены к одному классу1. Это ведет к резкому ослаблению специфичности не только тропов, но и фигур, о чем мы поговорим подробнее ниже.

У Фонтанье дополнительная идея теряет статус основы тропа. Он дважды рассматривает это понятие. В «Комментарии» он указывает на его расплывчатость, поскольку Дю Марсэ не определил четко его объем, и предлагает заменить его другим, более общим понятием — понятием аналогической идеи. «Он [Дю Марсэ] вполне мог бы объединить под одним наименованием аналогические идеи все те разновидности идей; которые в границах одного предмета или в границах различных предметов более или менее соотно-сятся друг с другом, причем неважно, каким образом» (CR, с. 61).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: