Теории символа стр.56

«Смысл представляет собой еще один вид значения, отличный от исходного; он или аналогичен исходному значению, или является дополнительным по отношению к нему; на этот смысл указывает не столько само слово, сколько его сочетание с другими словами, которые вместе составляют предложение. Вот почему мы говорим одинаково и о смысле слова, и о смысле предложения, но не говорим о значении или частном значении предложения» (там же, с. 385).

Смысл образуется на основе значения по аналогии или по смежности, с помощью метафоры или метономии; в реальной речи мы имеем дело только со смыслом, значение же есть принадлежность лексикона — слов, рассматриваемых в парадигматическом плане. Единственной эмпирической реальностью является смысл, значение же локализуется на «глубинном», а не «поверхностном» уровне.

Оставим на время вопрос о «фигуральности» всякого смысла; для нас чрезвычайно важно утверждение Бозе о том, что семантику языка не следует смешивать с семантикой речи, поскольку между значением и смыслом, между лексическим и речевым смыслом нет тождества. Однако Бозе, сформулировав этот принцип, не попытался применить его на практике.

Фонтанье обращается к той же проблематике, что и Бозе и Дю Марсэ. Он также выделяет «смысл» и «значение», но на основе несколько иного критерия. Значение — это то, что слово значит в языке, независимо от того или иного говорящего; напротив, смысл — это индивидуализированное представление о значении, содержащееся в психике говорящих.

«Смысл какого-либо слова — это то, что оно позволяет нам понять, подумать, почувствовать посредством своего значения; значение слова — это то, что оно значит, то есть знаком чего оно является, на что указывает... О значении мы говорим, когда рассматриваем слово само по себе, как знак; о смысле слова мы говорим, когда имеем в виду воздействие, оказываемое им на наш разум, когда мы его рассматриваем как понятое должным образом» (FD, с. 55; ср. CR, с. 381-382).

Фонтанье противопоставляет не лексический и дискурсивный (речевой) смысл, а «смысл-в-языке» и переживаемый смысл (замышляемый или воспринимаемый); значение лингвистично, смысл психологичен (это противопоставление весьма напоминает в некотором отношении противопоставление dictio и dicibile у Бл. Августина в трактате «О диалектике»).

Затем Фонтанье обращается к классификации смыслов, чем пренебрег Дю Марсэ. Свой комментарий он начинает со следующего строгого замечания: «Дю Марсэ прекрасно выделил различные виды смысла слов и как нельзя лучше охарактеризовал каждый из них. Однако следует признать, что он не стал особенно утруждать себя классификацией. Можно даже сказать, что он ею совсем не занимался» (CR, с. 325). И тогда Фонтанье принимается за свою любимую работу — за классификацию. На первом этапе он выделяет три вида смыслов; предметный, буквальный и духовный; каждый из них подразделяется на ряд подвидов. Приведем соответствующие определения:

«Предметный смысл предложения—это тот смысл, который оно имеет по отношению к предмету, о котором идет речь» (FD, с. 56).

Сегодня мы бы назвали этот смысл референциальным. Многочисленные разновидности именно этого смысла были рассмотрены Дю Марсэ (субстантивный — адъективный, активный — пассивный смысл и т. д.).

«Буквальный смысл — это тот смысл, который имеют слова, понимаемые буквально, в соответствии с их повседневным употреблением; следовательно, это тот смысл, который прежде всего приходит в голову людям, знающим данный язык; буквальный смысл отдельно взятого слова может быть или исходным, естественным и собственным, или, если можно так выразиться, производным и тропологическим» (FD, с. 57).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: