Теории символа стр.54

Постараемся же выслушать несколько отрывков из этой многоголосой рапсодии 1.

Общая теория семантики

Без преувеличения можно сказать, что книга Дю Марсэ — это самый первый труд по семантике, написанный в Европе. Уже полное заглавие трактата наталкивает на эту мысль: «О тропах, или о различных смыслах, в которых может быть взято одно и то же слово в одном и том же языке». По прочтении же третьей части трактата об этом можно говорить с полной уверенностью. Эклектизм Дю Марсэ проявился в этой книге как с лучшей, так и с худшей стороны.

С лучшей стороны, потому что его обширные познания в различных областях позволили ему сделать неожиданные сближения. Третья часть трактата представляет собой долгое перечисление, помимо тропов, различных «смыслов», в которых может быть употреблено одно и то же слово. Некоторые типы смыслов позаимствованы из грамматической традиции: слова могут быть употреблены «субстантивно», «адъективно» или «адвербиально», не будучи существительными, прилагательными или наречиями; в этом случае они приобретают определенного рода грамматическое значение, добавляемое к лексическому смыслу. Далее, смысл подразделяется на определенный и неопределенный, активный, пассивный и нейтральный; и здесь мы имеем дело с категориями грамматики, перенесенными в область семантики. Другие категории позаимствованы Дю Марсэ из логики, ведь он прекрасно знал традицию логических исследований, являясь автором трактата о логике. Абсолютный и относительный, собирательный и дистрибутивный, составной и раздельный, абстрактный и конкретный «смысл» — все эти понятия заимствованы из «Логики» Пор-Рояля. Некоторые разновидности смысла почерпнуты из имеющих долгую традицию сочинений об игре слов; это такие понятия, как двойной и темный «смысл» или же «адаптированный» смысл (пародия, центон). Наконец, в точности следуя за Бл. Августином, другим великим эклектиком, который тринадцатью веками раньше ввел риторику в рамки герменевтики, Дю Марсэ включил в свой список четыре смысла Священного Писания, унаследованные им от средневековой экзегезы; важно, однако, отметить, что он выделял эти четыре вида смысла в любом высказывании, а не только в религиозных текстах. Противопоставление религиозного и мирского дополняется противопоставлением восприятия и производства речи, герменевтики и риторики.

Таким способом, путем одного лишь соположения понятий Дю Марсэ способствовал отграничению сферы семантики. Но одновременно с этим мы можем наблюдать, как полное отсутствие стремления к систематизации привело к самым плачевным результатам. Дю Марсэ нагромождает понятия, не занимаясь поиском взаимосвязей между ними. Самое неуклюжее теоретическое построение содержится в статье IX третьей части трактата; статья озаглавлена «Буквальный смысл — духовный смысл». В первой части трактата Дю Марсэ говорит о противопоставлении собственного (-исходного) смысла фигуральному; собственное значение он называет естественным («естественное [значение], то есть то, которое оно [слово] имело изначально», DT, с. 27). В третьей части появляется буквальный смысл, определяемый как смысл, «который естественным образом является разуму» (DT, с. 292). Можно подумать, что буквальный смысл — это синоним собственного. Однако на следующий странице выделяются два вида буквального смысла:

«1. Есть точный буквальный смысл — это собственный смысл слова...

2. Вторым видом буквального смысла является тот смысл, который упомянутые выше фигуральные выражения естественным образом являют разуму людей, хорошо знающих данный язык; это фигуральный буквальный смысл» (DT, с. 293).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: