Теории символа стр.53

Ко второму поколению мы относим двух весьма различных авторов. Первый из них унаследовал от Дю Марсэ работу над разделами грамматики и риторики в «Энциклопедии»; это Никола Бозе (1717-1789), профессор Военной школы. Его сотрудничество с энциклопедистами продолжалось до окончания работы над «Энциклопедией» в 1772 г.; одновременно он писал труд обобщающего характера — «Общую грамматику» в двух томах, которую опубликовал в 1767 г., включив в нее некоторые страницы своих статей в «Энциклопедии». Бозе был полной противоположностью Дю Марсэ, отличаясь прежде всего систематичностью ума; его основные интересы лежали в области грамматики, а не риторики. Однако эти две дисциплины тесно связаны между собой, поэтому он поместил в «Общей грамматике» разделы о фигурах речи, представляющие для нас большую ценность. В 1782-1786 гг. вышли в свет три тома «Методической энциклопедии»; в ней собраны все статьи «Энциклопедии», касающиеся «грамматики и литературы»; переработка статей о риторике была поручена именно Бозе, получившему возможность критически прокомментировать и дополнить статьи Дю Марсэ.

Второй представитель этого поколения настолько известен, что нет необходимости останавливаться на подробностях биографического характера; мы имеем в виду Этьена Бонно, аббата де Кондильяка (1714-1780). Работая, как и Дю Марсэ, учителем, он подготовил в 1758-1765 гг. учебник риторики, который был опубликован в 1775 г. в составе его же «Курса наук для обучения принца Пармского». Дружа с Дю Марсэ и энциклопедистами,

Кондильяк, тем не менее, занимал несколько особое положение. В своем трактате «Об искусстве письма» он предпочел следовать господствовавшим идеям и не вступать в открытую полемику со своими предшественниками и современниками. Общей чертой названных риторов является то, что они в то же время были и грамматистами, причем в эпоху господства «философской» грамматики, поэтому их риторики, как и грамматики, можно назвать «всеобщими и рациональными».

Третье поколение риторов несколько оторвано от двух предшествующих, между ними нет прямой преемственности. Представителем этого поколения является Пьер Фонтанье. Странным образом, мы почти ничего не знаем о его жизни. По-видимому, он преподавал риторику в лицее по учебнику Дю Марсэ и, находя в нем многочисленные несообразности, решил написать собственный. Однако престиж Дю Марсэ был настолько высок, что Фонтанье предпочел крайне сложный способ действий: сначала он опубликовал в 1818 г. новое издание трактата «О тропах», сопроводив его томом «Рациональных комментариев», равным по объему самому трактату. Впрочем, его комментарии вышли далеко за рамки намеченных целей; в них обсуждаются идеи не только Дю Марсэ, но и Бозе, Кондильяка и других, так что предметом полемики (и в этом заключается ее необычность) становится не красноречие, а риторика (эти комментарии можно назвать трудом по метариторике). Подготовив таким образом почву, Фонтанье издал в 1821 г. свое «Классическое пособие по изучению тропов»; его четвертое издание, как мы уже сказали, вышло в свет в 1830 г. и явилось окончательным вариантом книги. В1827 г. последовала вторая часть труда под названием «Общий трактат о фигурах речи, отличных от тропов».

Читая сегодня эти книги и статьи, мы отнюдь не поражаемся гениальности авторов, и я не погрешу против истины, если скажу, что гениальности в них не было вовсе. Любая из написанных ими страниц, взятая в отдельности, свидетельствует о посредственности. Риторика превратилась в старуху, ни на шаг не отступившую от идеалов своей молодости (воплощенных в трудах Цицерона и Квинтилиана, которые и сами были в каком-то смысле стариками); она не замечает изменений, происходящих в окружающем мире (заметим, что Фонтанье писал после окончания эпохи романтизма, по крайней мере, немецкого). И тем не менее в этой старости есть своеобразный блеск — старуха ничего не забыла из двухтысячелетней истории своей жизни. Вернее сказать так: в многоголосице дискуссий окончательно отшлифовались, выкристаллизовались понятия, дефиниции и отношения. В этом и заключается парадокс: бесконечные рассуждения наводят скуку, но, если рассмотреть их в целом, производят ошеломляющее впечатление.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: