Теории символа стр.33

Позже Августин предпринял еще одну попытку классификации разновидностей переносного смысла; она и привела его к созданию знаменитого учения о четырех смыслах Священного Писания. До сих пор идут споры по поводу того, стоит ли именно Августин у истоков этого учения. Оно изложено в ряде его трактатов. В трактате «О пользе веры» (3, 5) и в параллельном, но более кратком отрывке «Незаконченное сочинение о буквальном смысле книги Бытия» Августин четко различает четыре термина: история, этиология, аналогия, аллегория. Однако нет уверенности в том, что они соотносятся с разными видами смысла, скорее речь идет о различных операциях, которым подвергается текст при его толковании. В частности, аналогия — это процедура, заключающаяся в том, что при толковании какого-либо текста используется иной текст. Статус этиологии неясен; она заключается в поисках причины события, факта, описываемого в тексте. Речь идет об объяснении, следовательно, о смысле, но непонятно, принадлежит ли он самому анализируемому тексту; скорее всего, это смысл, восполняемый комментатором. Итак, остаются только два смысла: исторический (буквальный) и аллегорический; примеры аллегорического смысла, приводимые Августином, по-видимому, свидетельствует о том, что он не различал те виды аллегорий, которые выделялись в позднейшей традиции. Эти примеры следующие: Иона во чреве кита как аллегория Христа в гробу (позднее это было названо типологией); повествование о бедствиях иудеев во время исхода, побуждающее не впадать в грех (тро-пология); две женщины, как символ двух церквей (анагога). Следует добавить, что Августин не различал также духовного и переносного смысла (одинаково определяя тот и другой). Если сравнить классификацию Августина с позднейшей традицией, кодифицированной Фомой Аквинским, то можно обнаружить следующее перераспределение категорий:

СОБСТВЕННЫЙ

ПЕРЕНОСНЫЙ

ДУХОВНЫЙ

СМЫСЛ

СМЫСЛ

СМЫСЛ

Бл. Августин

собственный смысл

переносный смысл

Св. Фома

буквальный смысл

духовный смысл

Вывод: для Августина важна лишь дихотомия собственный/переносный смысл, остальное не имеет значения.

Теперь необходимо рассмотреть еще один отрывок из «Незаконченного сочинения о буквальном смысле книги Бытия», 1,1. В нем Августин рассуждает о содержании различных книг Библии и говорит, что в одних книгах речь идет о вечности, в других описываются события, в третьих предвещается будущее, в четвертых даны правила поведения. Он не говорит здесь о налички четырех смыслов у одного и того же отрывка, тем не менее в этом сочинении можно усмотреть ростки его теории.

Стремясь уточнить статус переносных знаков, Августин сближает их с двумя взаимосвязанными семантическими явлениями — двусмысленностью и ложью. Двусмысленностью Августин занимался много, начиная с трактата «О диалектике», в котором трудности общения характеризуются в зависимости оттого, вызваны ли они затемненностью смысла или двумыс-ленностью (это подразделение есть и у Аристотеля). Одним из видов двусмысленности является та, что возникает в связи с переностным смыслом. Такое же подразделение дается и в трактате «О христианской доктрине»: «Двусмысленность Священного Писания связана или с выражениями, взятыми в собственном смысле, или с выражениями, взятыми в переносном смысле» (III, I, 1). Под двусмысленностью, связанной с прямым смыслом, следует понимать такую ее разновидность, в которой семантика не играет никакой роли, поскольку двусмысленность обусловлена причинами звукового, графического или синтаксического характера. Таким образом, семантические двусмысленности целиком совпадают с теми, которые обусловлены присутствием переносного смысла. Возможность семантической двусмысленности, основанной на лексической полисемии, не рассматривается.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: