Теории символа стр.211

Перенос как процесс высказывания, процесс высказывания как перенос

Внимание психоаналитиков более всего привлекала такая дискурсивная ситуация, как ситуация лечения с помощью психоанализа. В этой ситуации было обнаружено явление, которое показалось особенно важным; Фрейд назвал его переносом (трансфером); правда, этот термин иногда соотносится с нелечебными ситуациями. Грубо говоря, перенос означает вторжение психоаналитика в дискурс пациента. Эта ситуация особенно интересна для нас, поскольку представляет собой вторжение процесса высказывания в готовое высказывание, расщепление ты (адресат^ на он (предмет высказывания) и ты (адресат^.

Рассмотрим подробнее составные элементы этой речевой ситуации. Вот как определяет ее Фрейд в книге «Пять примеров психоанализа»: «Переносы... — это новые отпечатки или копии тех импульсов влечений и фантаз-мов, которые пробуждаются и осознаются при развертывании психоанализа; для них характерна подстановка личности врача вместо ранее знакомого лица» (цит. по французскому переводу в кн.: Laplanche J. & Pontalis J. В. Vocabulaire de la psychanalyse, далее сокращенно L & P; с. 494)1. Отсюда следует, что необходимо учитывать три элемента: А) «Влечения» и «фантаз-мы», которые не «пробуждаются» и не «осознаются». Б) Личность врача, то есть адресата как элемента процесса высказывания. В) Высказывание — результат больного, в которое вводится этот элемент процесса высказывания. Перенос состоит в том, что Б повторяет (и представляет) А в В.

Рассмотрим каждый из этих трех элементов в соответствии с характеристикой Фрейда. Элемент А относится к «неосознанным желаниям» и к «детским прототипам» (L & Р, с. 492). «... Отношение субъекта к образам родителей заново переживается при трансфере» (там же, с. 494)2. «...Трансфер оживляет самое суть детского конфликта» (там же, с. 4963; ср. Freud, Essais de psychanalyse, с. 19: воспроизведение при переносе «всегда имеет своим содержанием фрагмент половой жизни в детстве, следовательно эдипова комплекса и его ответвлений»).

Элемент Б (иногда термин перенос обозначает только этот элемент) соотносится с личностью врача; если в высказывание вторгаются другие элементы наличной ситуации, то они представляют собой не что иное, как метонимические обозначения адресата: «Все, что касается актуальной ситуации, соотносится с переносом на личность врача» (La Technique, с. 98). Это введение элемента процесса высказывания в высказывание-результат представляет собой двуликое, если не сказать противоречивое, явление: оно одновременно является повторением чего-то старого и включением настоящего момента. «Фрейд понял, что механизм переноса, трансфера [болезненных эффектов] на личность врача включается как раз в тот момент, когда особенно важные вытесненные содержания начинают всплывать в сознании. В этом смысле трансфер выступает... как свидетельство близости бессознательного конфликта» (L & Р, с. 495 \* выделено мною. — Ц. Т.). Говоря о «повторении», следует уточнить вслед за Лапланшем и Понтали-сом, что «проявление переноса — это не буквальные повторения, а символические эквиваленты того, что подвергается переносу» (с. 497) 2. Нельзя не отметить также, что именно настоящее сигнализирует о прошлом, а уникальное представляет вечное. Назовем этот тип дискурса межличностным по причине активного участия в нем двух собеседников. Сам Фрейд предпочитал говорить в этом случае о речи-действии: он ставил знак равенства между «повторением» и «претворением в действие».

Межличностному дискурсу противостоит третий элемент В, иными словами, «обыкновенное» высказывание, в котором не содержится элементов процесса высказывания (в действительности элементы процесса высказывания пронизывают любой дискурс, поэтому речь может идти лишь о степени различия, которая представляет собой отнюдь не малую величину). Если ранее Фрейд использовал термин «повторение», то теперь он говорит о воспоминании, припоминании, стало быть, речь идет о безличном дискурсе. С одной стороны, речь-рассказ, с другой — речь-действие. «Этот фрагмент аффективной жизни, который больной не может более восстановить в памяти, он снова переживает при общении с врачом»; (Cinq Lemons sur la psychanalyse, с. 61; выделено мною. — Ц. Т.). Фрейд часто настаивает на этом противопоставлении, сводя его к противопоставлению между повторением и действием. Так, по поводу элемента Б он пишет: «В этом случае пациент не может вспомнить ничего из того, что он забыл и подавил, и только преобразует это в действия. Забытый факт всплывает вновь не в виде воспоминания, а в виде действия» (la Technique, с. 108). «Чем больше сопротивление, тем в большей мере претворение в действие (повторение) заступает место воспоминания» (там же, с. 109). Пациент «так сказать, действует на наших глазах, вместо того чтобы информировать нас» (Abrege de psychanalyse, с. 44). Информативная речь постоянно противопоставляется действенной речи.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: