Теории символа стр.21

Уподобляя неязыковой символизм языковому, Климент, тем не менее, четко различает символическое и несимволическое (косвенное и прямое) употребление языка; в Священном Писании есть места написанные и тем, и другим языком, и чтению их нас обучают разные специалисты: в одном случае дидаскал, в другом педагог1.

Размышления Климента о египетском письме оказали глубокое влияние на толкование этой письменности в последующие века; они свидетельствуют о его склонности толковать различные субстанции в одних и тех же терминах, в частности, применять терминологию риторики к другим разновидностям символизма (в данном случае визуального). Климент утверждает, что у египтян существовало несколько разновидностей письма; одно из них иероглифическое. Вот как он его описывает:

«гВ иероглифическом роде письма вещи выражаются частью прямым способом (кириологически), с помощью первичных букв, частью символически. При символическом методе один вид письма выражает вещи прямо, путем подражания, другой — позволяет писать, так сказать, тропологическим способом, а третий являет собой настоящую аллегорию, поскольку в нем используются различные загадки. Так, египтяне, если хотят написать слово "солнце", рисуют круг, а если хотят написать слово "луна" — полумесяц; это кириологический род письма. Они пишут в тропологической мцнере, изменяя смысл и делая перенос знаков, имея в виду определенные отношения между ними; частью они заменяют одни знаки другими, частью изменяют их различным образом. Так, желая передать восхваление царей посредством религиозных мифов, они делают надписи на барельефах. Приведем пример третьего вида письма, с использованием загадок: прочие светила они изображают, рисуя змей из-за их извилистого пути, солнце же они изображают в виде скарабея, поскольку тот делает из коровьего навоза шар и катит его перед собой» (там же, V, 20, 3—21,2).

В этом знаменитом тексте привлекает внимание прежде всего возможность выявления тождественных структур, воплощенных в разных субстанциях: в языке (метафоры и загадки), письменности (иероглифы), живописи (подражание). Такое обобщение представляет собой шаг вперед на пути к созданию теории семиотики. Вместе с тем Климент предложил свою типологию всех видов знаков; из-за краткости ее изложения мы вынуждены пойти на гипотетическую реконструкцию. Классификацию Климента можно схематически представить следующим образом:

Здесь перед нами возникают две трудности: повтор в схеме собственного, илй кириологического рода письма и тот факт, что аллегория, рассматриваемая в риторике как троп, в данном случае образует особый класс. Чтобы увидеть в тексте Климента внутреннюю связность, можно предложить следующее объяснение, основанное на приводимых им примерах. Прежде всего кириологическое письмо как род и кириологическое письмо как разновидность символического (см. схему) имеют и сходства, и различия. Общим для них является то, что они основаны на прямом отношении: подобно тому как буква обозначает звук, так и круг обозначает солнце, без каких-либо иносказаний; у них нет другого, изначального значения. Но между ними есть и различие: отношение между буквой и звуком немотивированно, а отношение между солнцем и кругом мотивированно; у этого различия есть свои причины, но они в данном случае не существенны. Таким образом, противопоставление между кириологическим и символическим родами письма есть противопоставление немотивированности и мотивированности; противопоставление же кириологической разновидности символического письма и других видов последнего есть противопоставление прямого и косвенного (переносного) употребления.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: