Теории символа стр.195

Не только неязыковым символам не найдется места в будущей семиологии, но даже и символические аспекты языкового знака не будут приниматься во внимание. Соссюр рассматривает в качестве языковых символов ономатопею и междометие («восклицание»), но не тропы или намеки (правда, последние существуют только в том, что он называет «речью», а не «языком»). Такой мыслитель, как Лессинг, мог сказать по этому поводу гораздо больше. Единственный намек Соссюра, который мог бы привести к созданию настоящей типологии знаков, остается без последствий. В заметках мы читаем: «276.2. В языке знаки непосредственно возбуждают идеи... 276.5. Можно сказать, что почти все институты имеют в своей основе знаки, но они не вызывают непосредственно представление о вещах». Это противопоставление прямого и косвенного не было затем эксплицировано и развито, более того, оно выявляется лишь при сопоставлении двух вариантов записей одной и той же лекции Соссюра (ни один из учеников не записал обе фразы).

Наш анализ свидетельствует об удивительной последовательности, с которой Соссюр отвергал символизм. В своей переписке с Флурнуа Соссюр напрочь его игнорирует, что и привело к провалу его попытки истолковать высказывания мадемуазель Смит. Исследуя анаграммы, он обращает внимание лишь на повторы, но не на смысл, когда же ему приходится это делать, он довольствуется идентификацией того или иного слова, чаще всего имени собственного, не дающего никакого выхода в сферу символического. Анализируя «Нибелунгов», он признает наличие символов, но объясняет их неверным прочтением; раз в их основе не лежит интенция, значит их просто нет. Наконец, в своих лекциях по общему языкознанию он рассматривает возможность создания семиологии, которая занималась бы не только языковыми знаками, но тут же накладывает ограничение: семиология должна заниматься только одним видом знаков, а именно произвольными знаками, подобными языковым. Для символизма у Соссюра нет места.

Любопытно, что последствия романтического кризиса едва ли ощущались в гуманитарных науках на исходе XIX в.; в своем эксплицитном или имплицитном осуждении символа, в самой концепции символического Соссюр, Леви-Брюль и даже Фрейд, хотя и в различной степени и в разном отношении, являются скорее неоклассиками, чем романтиками, скорее современниками Кондильяка, чем внуками Морица, Гёте или Шлегеля. Соссюр — романтик, когда придает особенно важное значение системе или когда отказывается рассматривать смысл в его связи с внеязыковым референтом, но он перестает быть романтиком, когда проявляет небрежение к сфере символического.

Поэтика

Якобсона

Когда мы пытаемся получить общее представление о трудах специалиста по поэтике, прежде всего возникает вопрос: а что же такое литература?

Оказывается, что этот вопрос постоянно присутствует во всех сочинениях Р. Якобсона, как, впрочем, и ответ на него; одна из его статей так и называется: «Что такое поэзия?». Ответ на удивление постоянен, за исключением незначительного варьирования терминологии.

В 1919 г. Якобсон писал1:

«Та установка на выражение, на словесную массу, которую квалифицирую как единственный, существенный для поэзии момент... поэзия, которая есть не что иное, как высказывание с установкой на выражение...» (QP, с. 20,14)2.

В 1933 г. он писал:

«Содержание понятия поэзии неустойчиво и изменяется во времени, но поэтическая функция, поэтичность, как подчеркивали формалисты, является элементом suigeneris... Но каким образом проявляется поэтичность? Она проявляется в том, что слово ощущается как слово, а не как простой заместитель называемого предмета или как взрыв эмоций» (QP, с. 123,124).


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: