Теории символа стр.184

Симметричный и обратный символизации процесс Фрейд удачно называет общим термином толкование. «Работа, которая трансформирует латентное сновидение в явное, называется выработкой сновидения. Работа в другом направлении, которая хочетприйти отявного к латентному сновидению, называется работой по толкованию» (IP, с. 155). «Работа сновидения, — говорится в другой знаменитой формулировке, — заключается лишь в трансформировании» (IR, с. 432). Но разве это не определение всякой символической деятельности?

Вопреки тому, что полагал сам Фрейд, оригинальность его вклада в общую теорию символизма заключается вовсе не в описании деятельности сновидения или техники остроумия — он оригинален лишь в деталях, в целом же его вклад заключается лишь в повторном открытии различий, установленных риторикой, и в их систематическом применении к новому материалу. В чем он действительно новатор, так это в толковании. Он выделил два приема толкования: символический и ассоциативный, или в его собственной терминологии: «два приема: мы опираемся на мысленные ассоциации лица, видевшего сон, недостающее же восполняем своими знаниями символики толкователя» (IR, с. 303). Но именно ассоциативные приемы (для Фрейда более важные, чем другие) ранее никем не выделялись и не описывались.

Символические приемы, имеющие дополнительный характер, заключаются в использовании раз и навсегда установленного набора, некоего «ключа сновидений» для того, чтобы переводить один за другим наличные образы в латентные мысли. Эта техника может быть применена только к одной части сновидения — к той, которая, как на это указывает ее название, состоит из символов (в узком смысле слова). Конститутивным признаком символа, по мнению Фрейда, является неизменность его смысла — символы универсальны. «Среди этих символов имеется очень много, означающих постоянно или почти постоянно одно и то же» (IR, с. 302; русск. пер., с. 220). «Постоянное соотношение между элементом сновидения и его переводом мы называем символическим отношением, при этом сам элемент является сим-волом неосознаваемой мысли сновидения» (IP, с. 135). Эта фиксированное^ смысла не исключает, однако, его множественности: «По сравнению с другими элементами сновидения им можно приписать постоянное значение, но не обязательно единственное» (NC, с. 19).

Различие между символикой Фрейда и ключами в популярных сонниках (говоря о них, он использует также термин расшифровывание; IR, е. 91— 92), заключается не в логической форме, а в средствах, помогающих вскрыть латентный смысл: «при [традиционном] символическом толковании ключ символизации избирается произвольно; при нашем же методе ключ этот общеизвестен и дается общеупотребительными оборотами речи» (IR, с. 294). Именно обороты речи снабжают нас универсальными эквивалентностями; то же можно сказать и о мифах, народных сказках и других речевых жанрах... «Эта символика относится не к самим сновидениям, а к бессознательным представлениям народа и может быть констатирована гораздо полнее в фольклоре, мифах, сагах, языке, пословицах и поговорках» (IR, с. 301; русск. пер., с. 220). В другом месте Фрейд приводит следующий ряд: «нравы, обычаи, пословицы и песни различных народов, поэтический и общий язык» (IP, с. 144).

Итак, Фрейд вновь допускает, что символика сновидения не специфична для него, но полагает при этом, что она свойственна только «бессознательным образам». Чтобы там ни говорилось о существовании универсальных и постоянных символов, нельзя не обратить внимание на то, что Фрейд без колебаний объявляет «бессознательным» символизм, присутствующий в целом ряде разновидностей человеческой деятельности — от обычаев до поэзии; это та цена, которую он вынужден заплатить, утверждая, что существует специфический бессознательный символизм. Заметим попутно, что Фрейд употребляет слово символ не так, как романтики (для них фиксированный смысл был характерен скорее для аллегории). Впрочем, Фрейд противостоит романтикам и тогда, когда утверждает, что латентные мысли ничем не отличаются от мыслей вообще несмотря на символический способ их передачи; напротив, для романтиков содержание символа отличается от содержания знака, поэтому символ непереводим.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: