Теории символа стр.16

3.    Эти косвенные символы могут быть как языковыми, так и неязыковыми. В первом случае они выступают в виде двух суждений, во втором — в виде двух событий; символы-события доступны не только логикам, ной нео бразованным людям и даже животным. Субстанция символа не предопределяет его структуру. Вместе с тем не следует смешивать способность к чему-либо (к умозаключению) с умением говорить о нем (т. е. порождать логический дискурс).

Возвращаясь к классификации лектонов на полные и неполные, представим ее в виде таблицы с одной незаполненной клеткой:

СЛОВО

СУЖДЕНИЕ

прямое означивание

неполный лектон

полный лектон

косвенное означивание

?

Эта незаполненность тем более вызывает удивление (вполне возможно, она обусловлена фрагментарным состоянием дошедших до нас трудов), что стоики являются основателями герменевтической традиции, которая покоится на косвенном смысле слов — на аллегории. Но это уже вторжение в пределы другой дисциплины.

Прежде чем расстаться с логической теорией стоиков, следует упомянуть еще об одной проблеме. Секст говорит о том, что они делили знаки на два класса: памятные и раскрывающие. Такое подразделение связано с их классификацией предметов на очевидные и темные; темные предметы могут быть таковыми всегда, в зависимости от случая и по природе. Два первых класса предметов в этой классификации — очевидные и всегда темные — не нуждаются в обозначении знаками в отличие от двух других классов, которые, таким образом, лежат в основе двух видов знаков:

«гТемные временно и неопределенные по природе предметы могут быть восприняты посредством знаков, но не одних и тех же; первые — посредством памятных (или напоминающих) знаков, вторые — посредством раскрывающих (или указательных) знаков. Памятным знаком называют такой знак; который был однажды ясно воспринят вместе с обозначенным предметом; когда он возникает перед нашими чувствами, то, как бы ни был темен предмет, побуждает нас вспомнить о том, что мы наблюдали ранее одновременно с ним, даже если оно не предстает ясно перед нашими чувствами, как, например, бывает с дымом и огнем. Раскрывающим же знаком они называют такой, который ранее не воспринимался ясно одновременно с предметом, но своей собственной природой и устройством указы вает на то, знаком чего он является, как например, движения тела суть знаки души» (Три книги Пирроновых положений, II, X, 99-101)1.

Секст приводит и другие примеры этих двух видов знаков; памятные знаки: рубец — знак раны; рана в сердце — знак смерти; раскрывающие знаки: потоотделение — знак того, что у кожи есть поры.

Данное различие, по-видимому, не затрагивает собственно семиотическую структуру знаков и представляет собой проблему эпистемологического характера. Тем не менее, критикуя это различие, Секст переводит дискуссию в более близкую нам область. Дело в том, что он не верит в существование раскрывающих знаков. Поэтому он по-иному представляет соотношение двух классов знаков: памятные знаки он возводит в ранг родовых, а указательные низводит до уровня видовых, но, повторяем, в существование последних он не верит (Против ученых. Две книги против логиков. Книга вторая, 143). Затем он вводит два других противопоставления: полисемичные — моносемичные знаки и естественные — условные знаки. Суть полемики Секста со стоиками можно представить следующим образом: он оспаривает существование раскрывающих знаков, утверждая, что они не позволяют получить определенного знания, поскольку один и тот же предмет потенциально может символизировать бесконечное множество других; следовательно, он не может быть знаком. На это стоики возражают: памятные знаки (существование которых Секст допускал) также могут быть многозначными и вызывать одновременно представление о нескольких предметах. Секст допускает такое явление, но показывает, что оно имеет другую основу: памятные знаки могут быть многозначными только в силу договора. Но ведь раскрывающие знаки по своему определению являются естественными (до своего истолкования они существуют как обычные предметы). Памятные же знаки могут быть как естественными, например, дым как знак огня (но тогда они моносемичны), так и конвенциональными; конвенциональные памятные знаки могут быть как моносемичными (слова), так и по лисемичными (например, горящий факел в одном случае сообщает о приходе друзей, в другом — врагов). Впрочем, вот что говорит по этому поводу сам Секст:


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: