Теории символа стр.142

Шеллинг

Шеллинг, прислушавшись к советам А.В. Шлегеля и будучи, несомненно, духовно близок к Гёте, ввел понятие символа в свою систему понятий, изложенную в курсах лекций 1802-1803 гг.; эти лекции были опубликованы после его смерти под заглавием «Философия искусства». Более того, понятие символа, противопоставленное понятию аллегории, оказалось на самой вершине философского построения, описанного в данном сочинении. Если говорить точнее, то пара понятий символ — аллегория появляется в тексте лекций дважды, причем отнюдь не очевидно, что смысл двух терминов в обоих случаях один и тот же. Поэтому лучше рассмотреть их по отдельности.

Первое появление слова символ связано не с противопоставлением соответствующего понятия понятию аллегории, а с постулированием ряда из трех элементов: схематическое, аллегорическое, символическое. Здесь необходимо вновь напомнить, как эти слова употреблял Кант. Ранее мы убедились, что он перевернул смысл слова символ: в процитированном выше параграфе «Критики способности суждения» он противопоставлял символическое схематическому (это противопоставление присутствовало и в «Критике чистого разума»).

«Вся гипотипоза (изображение, subjectio sub adspectum) как чувственное воплощение бывает двоякой: или схематической, когда понятию, которое постигается рассудком, дается соответствующее априорное созерцание; или символической, когда под понятие, которое может мыслиться только разумом и которому не может соответствовать никакое чувственное созерцание, подводится такое созерцание, при котором образ действий способности суждения согласуется с тем образом действий, какой она наблюдает при схематизации, только по аналогии, то есть согласуется с ним только по правилам этого образа действий, а не по самому созерцанию, стало быть, только по форме рефлексии, а не по содержанию» (с. 273)1.

Схемы и символы, кроме того факта, что они нечто обозначают, имеют еще и нечто общее: это гипотипозы, или изображения (презентации),то есть единицы, чувственно воспринимаемая сторона которых не является абсолютно прозрачной и индифферентной, как это наблюдается в буквах, словах или алгебраических знаках; иными словами, это — мотивированные знаки в противоположность немотивированным, в которых чувственная сторона не содержит ничего «принадлежащего к созерцанию объекта» (с. 174)2. Это первое их общее свойство позволяет четче противопоставлять их в другом отношении: означаемое схемы может быть выражено адекватным образом, следовательно, данный тип обозначения прямой; напротив, означаемое символа, например, эстетическая идея, не имеет адекватного обозначения, соответствующего «чувственному созерцанию»; оно может быть представлено лишь косвенным образом, по аналогии с другой схематизацией. Выразимое связано с прямым обозначением, невыразимое — с косвенным обозначением и, следовательно, символом.

Шеллинг объединяет определенным образом два противопоставления — противопоставление схематического и символического у Канта и противопоставление аллегорического и символического у Гёте — ив результате уста навливает ряд из трех элементов. Но содержание терминов у него иное. Определения Шеллинга намного более логистичны, чем определения его предшественников; различия между тремя понятиями являются результатом комбинации двух основных категорий — общего и частного.

«Тот способ изображения (Darstellung), в котором общее обозначает особенное или в котором особенное созерцается через общее, есть схематизм.

Тот же способ изображения, в котором особенное обозначает общее или в котором общее созерцается через особенное, есть аллегория.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: