Теории символа стр.131

Несказуемое

Искусство выражает нечто, чего нельзя высказать никаким иным способом. Это положение романтики чаще использовали в качестве типологической характеристики своего учения, а не в качестве мистического кредо (хотя такое тоже бывало). Ф. Шлегель постарался отделить себя от тех, кто под предлогом способности искусства выражать только то, что оно выражает, отказывался от любого анализа поэтического факта:

«Если некоторые мистически настроенные любители искусства, считающие всякую критику расчленением, а всякое расчленение разрушением удовольствия, мыслили бы последовательно, то восклицание "черт возьми!" было бы наилучшим суждением о самом великолепном произведении искусства. Впрочем, есть критики, которые и не говорят ничего иного, но выражаются при этом гораздо более пространно» (U 57).

Так же категоричен в своих суждениях Новалис:

«Я убежден, что холодные методические рассуждения и спокойное моральное чувство быстрее приведут нас к истинным откровениям, чем фантазия, способная привести нас лишь в царство привидений, в этот антипод истинного неба».

В «Гейнрихе фон Офтердингене» он устами Клингсора говорит следующее: «...умеренная, живительная теплота поэтичной души прямо противоположна дикому жару болезненного сердца. Такой пыл ничтожен, оглушите лен и мимолетен; теплота же поэта ясно разграничивает все образы, способствует развитию самых разнообразных обстоятельств и становится вечной в самой себе» (т. I, с. 166)1.

Когда мы подходим к вопросу о неизрекаемости содержания произведения искусства, трудно удержаться оттого, чтобы не привести следующий отрывок из «Критики способности суждения» Канта, в котором он рассуждает об эстетических идеях — важнейшем понятии его системы: «Красотой вообще (все равно будет ли она красотой в природе или красотой в искусстве) можно назвать выражение эстетических идей...» (с. 149)2.

Следовательно, «эстетические идеи» составляют содержание произведения искусства. Но что такое эстетическая идея?

«...Под эстетической же идеей я понимаю то представление воображения, которое дает повод много думать, причем, однако, никакая определенная мысль, то есть никакое понятие, не может быть адекватной ему и, следовательно, никакой язык не в состоянии полностью достигнуть его и сделать его понятным» (с. 143-144)3. «Одним словом, эстетическая идея есть присоединенное к данному понятию представление воображения, связанного в своем свободном применении с таким многообразием частичных представлений, что для него нельзя найти ни одного выражения, которое обозначило бы определенное понятие и которое, следовательно, позволяет мысленно прибавить к этому понятию много неизреченного, ощущение чего оживляет познавательные способности и связывает дух с языком как одной лишь буквой» (с. 146)\

Я не буду рассматривать место этой категории в понятийной системе Канта. Достаточно ограничиться указанием на следующие особенности эстетической идеи. Эстетическая идея — это то, что выражается искусством; то же самое нельзя сказать ни на каком ином языке; искусство выражает то, чего нельзя сказать с помощью языка; эта изначальная невозможность обусловливает компенсаторную деятельность, когда говорят не о том, чего невозможно высказать, а о бесконечном количестве побочных ассоциаций, вызываемых основной, неизрекаемой, идеей. Эстетическая идея, ускользая от языка, в действительности отводит ему завидную роль по причине своей неисчерпаемости; в результате мы приобретаем там, где думали, что потеряли.

Формы, передающие эстетические идеи, называются эстетическими атрибутами.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: