Теории символа стр.127

«Всякая частная вещь может быть понята только через целое и, следовательно, всякое объяснение частного заранее предполагает понимание це лого» (с. 160). «Даже в границах одного произведения частное можно понять только исходя из целого; вот почему беглое чтение, позволяющее получить общее представление о целом, должно предшествовать более точному толкованию» (с. 89).

Это верно для двух видов толкования, рассматриваемых Шлейермахе-ром, — грамматического и технического. Понимание частного языкового выражения предполагает как знание всего языка (грамматики и словаря), так и всего дискурса (или всех сочинений автора)1.

Мотивированные знаки, органическая форма и форма внутренняя, когерентность и взаимосвязь элементов поэтического произведения, герменевтический круг — вот лишь несколько разных, но общих в своей основе проявлений одной и той же идеи о необходимости внутренней когерентности. Еще раз мы убеждаемся, что характерные особенности эстетики романтизма, хотя и вытекают одна из другой, могут оказаться несогласованными и даже противоречить друг другу; например, высокая оценка когерентности произведения не всегда гармонирует с высокой оценкой его незавершенности. Вполне возможно, именно этим объясняется тот факт, что в дальнейшем когерентность и незавершенность использовались различными художественными школами. Даже среди немецких романтиков не всегда одни и те же авторы защищали одновременно оба тезиса; это не мешало им сохранять близкие отношения друг с другом и даже быть братьями; я имею в виду Августа Вильгельма и Фридриха Шлегелей.

Синтетизм

Требовать единство формы и содержания или единство материального и духовного — значит утверждать единство противоположностей. Это требование было вполне принято романтиками, и оно оказалось значительно шире требований, вытекающих из одного лишь постулата о когерентности произведения. Ф. Шлегель дал следующее определение общей идеи и вместе с тем ключевого понятия иронии: «Идея — это понятие, доведенное в своей завершенности до иронии, абсолютный синтез абсолютных антитез, постоянно воспроизводящая себя смена двух борющихся мыслей» (А, 121; вспомним об отличительных чертах симфилософии). Новалис мечтает о логике, в которой не действовал бы закон исключенного третьего: «Уничтожить принцип противоречия, быть может, есть самая высокая цель высшей логики» (VII. 180). Синтетизм, или слияние противоположностей является определяющей чертой эстетики романтизма.

Более других распространению принципа синтетизма способствовал Шеллинг. У него были предшественники в длительной философской традиции, идущей от Николая Кузанского до Канта, но никто из них не отводил этому принципу такого важного места, хотя вся философия тождества покоится на нем. В контексте нашего исследования важен тот факт, что именно искусство удостоилось чести снять все противоположности; по этой причине оно оказалось на вершине философского построения, изложенного в «Системе трансцендентального идеализма»; несомненно, по этой же причине Шеллинг, будучи философом, интересовался искусством. Утверждение ведущей роли искусства имеет силу определения, и Шеллинг неоднократно возвращался к нему.

«Если художественное творчество исходит из чувства неразрешимого по своей видимости противоречия, то завершается оно, по признанию всех художников и всех тех, кто разделяет их любовь к искусству, чувством бесконечной гармонии...» (III, с. 617; фран. перевод, с. 166)1. <гФилософия исходит из бесконечной раздвоенности противоположных деятельностей, но на той же раздвоенности основано и художественное творчество, и оно полностью снимается в каждом отдельном художественном произведении» (III, с. 626; франц. перевод, с. 173). «Поэтическаясила... способна мыслить противоречие и осуществлять его синтез» (III, с. 626; франц. перевод, с. 174)2.


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: