Теории символа стр.125

Хотя об этом не было ясно сказано, до сих пор речь шла о том, что мы назвали вертикальной когерентностью. Другой вид когерентности меньше привлекал внимание, но именно его, по-видимому, имеет в виду Новалис, когда говорит о необходимой связности произведений искусства. Каждое произведение представляет собой сеть отношений между составляющими его элементами; отсюда у Новалиса частое уподобление поэзии музыке и математике (каждый из этих видов деятельности являет собой еще более яркий пример чистой внутренней когерентности).

«Язык — это музыкальный инструмент для идей... Фуга целиком логична, целиком научна. Ее можно рассматривать также с поэтической точки зрения» (VI. 492). «Алгебра — это поэзия» (VI. 244). «Писать надо так, словно сочиняешь музыку» (VII. 51).

У Новалиса можно найти и следующее высказывание обобщающего характера:

«Логика в общем смысле объединяет те же науки или имеет такие же подразделения, что и наука о языке и тональное искусство. Прикладное языкознание и прикладная логика идут навстречу друг другу и образуют высшую науку о связях (Verbindungswissenschaft)».

Произведение искусства есть всего лишь совокупность связей; в какой-то мере это и определение поэзии. «В чем, собственно, суть поэзии, нельзя определить точно. Это бесконечная и тем не менее простейшая связность» (VII. 284). Поэзия так трансформирует дискурс, что каждый из его элементов становится необходимым: «Поэзия возвышает каждый отдельный элемент, связывая его особым образом с остальной совокупностью, с целым» (III, 29). Когерентность играет в данном случае ту же роль, что мотивация у Дидро, Лессинга или А. В. Шлегеля; мотивация в свою очередь становится «горизонтальной». Отсюда один шаг до формального анализа текстов, и Новалис дал образец такого анализа, выбрав в качестве объекта изучения «Вильгельма Мейстера», то есть роман, и составил настоящий инвентарь «повествовательных возможностей». Этим был намечен переход от парадигматики к синтагматике, от сходства к партиципацйи, хотя для Новалиса, как и для других романтиков, идеальное отношение — это такое отношение, когда один элемент является одновременно и частью, и образом целого, когда он «входит в состав» и в то же время «имеет сходство».

Несколько побочную линию рефлексии по отношению к основному направлению романтической эстетики, однако тесно связанную с романтическими идеями относительно когерентности произведения, представляют собой размышления, касающиеся понятия герменевтического круга. Сам «круг» скорее является следствием всеобъемлющей когерентности произведения, поэтому не случайно, что теория герменевтического круга была сформулирована учеником Ф. Шлегеля и Шеллинга — Астом и их общим другом Шлей-ермахером. Как бы следуя идеям А. В. Шлегеля об органической критике, изложенным в приведенном выше отрывке, Аст и Шлейермахер в своей теории истолкования вовсе не противопоставляли два вида произведений — органических и механических, мотивированных и немотивированных; имплицитно или эксплицитно они допускали, что все произведения когерент ны; если когерентность не замечается и не выявляется, то это свидетельствует об ущербности толкования.

Act пишет:

«Познать истинную суть вещей можно лишь тогда; когда их внешняя жизнь сводится к внутренней; к духу, когда происходит гармоничное объединение внешнего и внутреннего. Внутреннее едва ли может существовать без внешнего, и наоборот (ибо существование внутреннего можно доказать только через его внешнее выражение, а внешнее в свою очередь является не чем иным, как проявлением внутреннего, и, следовательно, предполагает внутреннее в качестве своего принципа); отделить одно от другого вряд ли возможно, они живут одной жизнью, а истина всякой жизни заключается в их единстве».(Grundriss, с. 1-2)


⇐ назад к прежней странице | | перейти на следующую страницу ⇒
Литература: