Теории символа стр.1

О чем и как размышляет Цветан Тодоров?

На работы Цветана Тодорова — в их французских версиях — ссылались раньше. Наиболее интересные фрагменты цитировали, кое-что пересказывали, стараясь создать впечатление, что обсуждают суть того или иного сочинения этого исследователя. Тональность обсуждений была тоже показательна: переплетение полуодобрения и полухулы, полузависти и полубеско-рыстия. Ц. Тодоров эпатировал, отталкивал, но заинтересовывал. С ним полуяростно и полуудрученно спорили, невольно указывая на подоплеку таких споров: на полубессознательное признание креативности и эвристично-сти почти всех его утверждений, обосновываемых убедительной вязью аргументов и доказательств.

Короче говоря, до последнего времени русский читатель располагал лишь истолкованиями микро- и макротекстов Ц. Тодорова, отнюдь не передающими общий и частный смыслы тех или иных его работ. К счастью, ситуация хоть и медленно, но меняется: вслед за «Введением в фантастическую литературу» (Москва, 1997 г.) мы сможем теперь прочитать Тодоровские «Теории символа» и поговорить о них. Конечно, ограничивая себя, ибо этого требует жанр Предисловия, и уважения к праву автора рассказывать самому, а не через посредника, и собственный интерес, заставляющий фокусироваться лишь на некоторых из веера проблем, рассматриваемых Ц. Тодоровым.

Итак, будем ориентироваться (почти по Гоголю) на «выборочные места» из этой книги. Найдем, например, раздел 7 — «Язык и его двойники». Проблемы, обсуждаемые Ц. Тодоровым в указанном разделе, относятся к числу вечных. И, как любые тайны—загадки, эти проблемы заманчивы/инт-ригующи, но до конца, наверное, не разгадываемы.

Что же это за тайны—загадки? Во-первых, тайна—загадка устройства праязыка: каким он был? И не намекают ли на его сущность «примитивные» языки? И чем праязык отличается от современного «цивилизованного» языка?

Некоторые из разгадок, хотя и не все, и предлагает Ц. Тодоров. Вопреки мнению почти всех лингвистов, считающих, что любому языку присущи такие фундаментальные качества, как двойственность, продуктивность, произвольность, взаимозаменяемость, специализированное!!», перемещаемость, культурная/культуральная преемственность, Ц. Тодоров полагает, что язык был, прежде всего, символическим/символизирующим (тропологическо-парафрастическим) языком. А характеристика, например, Леви-Брюлем «примитивных» языков в качестве «дологических», «мистических», «партиципацион-ных» является инообозначением такого состояния языков, которые все-таки живут по закону символической конверсии, предполагающей, тем самым, и конверсию «вещного» характера.

Праязык был языком абстракций, а не конкретики, но таковы и современные «цивилизованные» и «примитивные» языки. Этот тезис Ц. Тодоро-ва представляется в высшей степени правомерным: в обобщающих работах/ посвященных рассмотрению феномена происхождения языка (см., например: О. А. Донских. Происхождение языка как философская проблема. Новосибирск, 1984; Он же. К истокам языка. Новосибирск, 1988) утверждается, что язык начинается только тогда, когда мышление (сознание) оказывается способным к построению рефлексивного Плана (представления о событии и действии), к созданию Образа-Смысла среды и человеческого Я.

Если также учитывать, что в начале было не слово-отдельность («словарное слово»), а сверхсложный синкретический комплекс, в котором совмещались и звуковые (собственно речевые), и невербальные (паралингвисти-ческие) компоненты (см. по этому поводу: И. Н. Горелов. Проблема функционального базиса речи в онтогенезе. Челябинск, 1974; Он же. Невербальные компоненты коммуникации. Москва, 1980), то оказывается, что этот комплекс есть одновременно и ономатопея, и междометие, и жест, что он столь же абстрактен, сколь и изобразителен и аффективен. Он есть указание на действие и событие, и само это действие или событие. Он и зеркало, и изображение в этом зеркале. Вещь и подобие вещи. Прямое указание и намек на него. Он логичен и иррационален. Точен и неточен. Обманчив и правдив. Он не использует парафразы, тропы и символы. Он является ими.


| перейти на следующую страницу ⇒
Литература: